imnotsaint (imnotsaint) wrote,
imnotsaint
imnotsaint

Categories:

Люди разного уровня

Антон Павлович нашел нужный офис и позвонил. Дверь открылась, его встретила улыбчивая стройная девушка.
- Здравствуйте!
- Я к Евгению Анатольевичу, записан на два.
- Проходите, присаживайтесь. Нужно немножко подождать. Кофе?
- Да. Два сахара и сливки, пожалуйста – величественно произнес Антон Палыч.
Брови девушки удивленно взлетели, но потом она подавила удивление самоуверенностью гостя, и направилась к кофеварке.
Новоявленный клиент стал осматриваться. Офис был чистенький, но бедненький. Он удивился – ведь этого психолога ему посоветовал небедный друг, который бросил курить только с помощью этого специалиста, и горячо его рекомендовал, но подробностей не рассказывал. Антон Павлович понял, что это птицы не его полета, и снисходительно посмотрел на секретаршу.
- Я еще успею выпить кофе? Чего ты там возишься, милая?
Девушка вспыхнула, и так резко опустила на столик перед ним чашку кофе, что чашка чудом не разбилась.
- Пожалуйста! – сказала она, села за свой стол и перестала его замечать.
Антон Павлович знал, как обращаться с таким народом, как эти секретутки, но начинать скандал не стал, было лень. Ему вообще все было лень в последнее время.

Как только он сделал первый глоток кофе и удивился его недешевому вкусу – дверь открылась, и на пороге появился упитанный мужчина в костюме и со странным галстуком, на котором были нарисованы клоуны.
Антон Павлович нахмурился. Однозначно, клоун, а не спец, решил он. Но все же встал и прошел по приглашающему жесту психолога в кабинет.

Клиент направился к широкому мягкому креслу и начал было усаживаться, как услышал властный жесткий голос:
- Это мое место. Пересядьте, пожалуйста.
С Антоном Павловичем последний раз так говорила бабка в детстве, и он вдруг обомлел, и молча подчинился, сам себе удивляясь.
На стуле для клиентов было очень жестко и неудобно сидеть. Странно.

Психолог нахмурился и пробубнил
- Слушаю вас.
Антон Палыч думал уже вскипятиться непочтительному обращению, но неожиданно писклявым голосом сказал:
- Мне… не найти.. работу. Уже год. Никак.
И торопливо добавил:
- Мне вас рекомендовали…
- А где вы ищете работу?
Антон Павлович начал приходить в себя, и начал принимать свою обычную величественность.
- Ну, я работал генеральным директором завода 20 лет…
Психолог его оборвал:
- Я не спрашивал, кем вы были. Я спрашиваю, где. Вы. Ищете. Работу.
Антон Павлович опять пришел в смятение.
- Ну.. по знакомым… сложно найти работу для человека моего уровня…
- Вашего уровня? – усмехнулся психолог и сверкнул недобро.
- Ну да. Я ж не абы кто, а директор… - промямлил клиент.
- Вы БЫЛИ директором. А сейчас – вы не директор. Вы – без-ра-ботный! – отчеканил Евгений Анатольевич.
- Не… ну подождите..
- Вы лучше скажите, у вас есть семья?
- Да. Жена Людмила, сыновья… 30 лет вместе… Один в МГУ учится, другой поступает… Дочка на сносях…
- И кто же сейчас вас всех кормит?
- Ну… были какие-то накопления… да и у жены свой бизнес… крутится-вертится… справляемся…
- Это ваша жена справляется. Пока. А вы лежите на диване и ни хрена не делаете! – воскликнул психолог и стукнул себя по колену кулаком.
- Но позвольте! – слабо возмутился бывший директор.
- Не позволю. Извольте идти и искать работу. Везде. Какую угодно.
- Но я не могу какую угодно… - проблеял Антон Павлович.
- Это почему же ж?
- Мой круг не поймет, если я низко упаду…
- Запомните! Стыдно – не работать на плохой работе! Стыдно – не работать! Лежать на диване и читать журналы с голыми бабами сутками!
Антон Павлович обомлел. Про журналы никто не знал, это было его увлечение с юности, и даже жена об этом не догадывалась.
Психолог припечатал его окончательным и бесповоротным:
- Идите и найдите работу. Хватит себя жалеть и лежать на диване. Ваша жена жилы рвет, чтоб обеспечить вам привычный уровень жизни. А вы ей хоть спасибо-то сказали?
- ну.. я ее содержал, когда она с детьми сидела…
- Сидела, говорите??! – возмутился психолог. – И ничего не делала, да? А вы хоть представляете себе, что такое – сидеть с детьми? Сидеть! Хаха!
- ну… нет…
- Вот благодарите жену за то, что вы не представляете себе, что это за пахота!
Психолог вздохнул и устало закончил:
- Идите с глаз моих, я с вами закончил.
Антон Павлович на негнущихся ногах вышел из офиса, чувствуя себя побитым, как в детстве бабка лупила его за хулиганские выходки каждый раз.

Он шел по улице, и постепенно приходил в себя.
- Что это было вообще? – появилась мысль. Потом в нем начал подниматься гнев. Он рос, становился все больше и больше. Руки чесались вернуться и набить этому недоучке морду. Да как он смел?! С ним, Антоном Павловичем, так вот?!!! Это вообще, как получилось?!!! Да кто он такой?
Он мчался вперед и почти дымился от распирающей его злости. Вдруг он сильно задел плечом проходящего мимо здоровенного парня. Антон Павлович злобно взглянул на парня. Тот поймал взгляд, моментально набычился и вдруг с размаху врезал нашему герою кулаком прямо в лоб и растворился в толпе.

Антон Павлович упал и потерял сознание. К нему бросилась девушка-неформалка, которая попрошайничала у стены неподалеку. Она осмотрела его, достала телефон и вызвала скорую. Прохожие с любопытством смотрели и шли мимо, и только эта девчонка хлопала его по щекам и кричала ему «Чувак! Ну чуваааак! Ты тут?! Приди в себя! Давай! Давай! Держись, чувак!!!» В голове его было темно, по всему телу бегали какие-то сумасшедшие мурашки, его кружило, как тогда, с президентом, на вертолете… но было дико страшно. Он только слышал голос девушки, держащей его за руку «Держись! Врачи едут! Давай!» Он потерял сознание.

Через час он очнулся в палате. Медленно открыл глаза и увидел диво дивное: розовая грива, кольца по всему лицу, татуировки по всему телу девушки, которая сидела рядом и держала его за руку. Увидев, что он открыл глаза, она широко улыбнулась.
- Чуваааааак! Ну наконец-то! Твоя семья едет с Рублевки. Скоро будут. Я весь твой телефон перерыла, прежде, чем жену нашла твою.
Антон Павлович открыл рот, чтоб что-то ответить, но не знал, что. В горле пересохло. К слову «Спасибо» он не привык. А что сказать, он не знал.

- Все будет хорошо, чувачок. Точно тебе говорю, - заверила девушка.
Память начала возвращаться к Антону Павловичу. Психолог, прохожий, которого он задел, кулак, летящий в лоб, и голос в темноте «Чуваааак! Давай! Держись!»
Он помолчал минут пять, изучая ее лучезарную улыбку. Ну конечно, она ж попрошайка, он вспомнил, как глянул на нее мельком на улице и подумал «Что за попугай». Понятно, как с такими людьми разговаривают.
Потом прокашлялся и спросил:
- Сколько я вам должен за вашу помощь?
Она покровительственно улыбнулась, и похлопала его по руке.
- Все норм, чувак. Я кармой возьму! – и улыбнулась еще шире. – О, это к тебе, похоже. – сказала она, увидев его жену и сына в дверях. – Ну, я пошла! Бывай! Будь здоров! – и выскочила в коридор, не успел он спросить ее имени.

Потом месяц пришлось лечиться. Лежать вынужденно ему не нравилось. Он скучал по тому времени, когда мог делать, что хотел, но предпочитал лежать на диване и жалеть себя. Вернее, он скучал по возможности что-то делать. Тогда он мог, но не хотел. А сейчас он хотел, но не мог.
Постепенно здоровье поправилось, и он стал искать работу. В конце активных поисков он нашел в Интернете место директора торгового центра в Черемушках, и стал им управлять. Хозяева были довольны новым управленцем. А ему было легко – после управления тысячами людей, управлять двадцатью было легко. Да, многие знакомые отвалились. Но лучший друг детства таким и остался, ему было плевать, что они теперь «не одного круга», как выразился один, уже бывший, «друг». Жена была рада, что он занят делом и приносит деньги в дом. С Рублевки, конечно, пришлось съехать. Зато – младший сын поступил в университет, именно туда, куда хотел, дочь с новорожденным внуком ни в чем не нуждалась, и жене уже не приходилось задерживаться до ночи на работе.

Однажды Антон Павлович пораньше ушел с работы, купил по дороге огромный букет красных роз, и дома заказал по телефону ужин на двоих. Постелил скатерть, зажег свечи…

Жена вернулась с работы и застала его, сидящем при полном параде за накрытым столом при свете свечей.
Она застыла в изумлении:
- по какому случаю?!
Он встал, подошел к ней сзади, приобнял, снял с нее пальто. Потом сжал ее плечи ее и прошептал ей на ухо:
- Ирка… Он зарылся в ее волосы губами. - я просто хотел сказать… спасибо… за всё.

Жена стояла, оцепенев, от давно забытой его нежности. Он обнял ее крепко-крепко, они молчали, чуть покачиваясь под музыку. Они стояли так долго-долго, впервые за много лет.
Tags: Плохой Психолог, пишу, чукча-писатель
Subscribe

  • прекрасное из сети:)

    -- Что нос воротишь, гордости много? Я, может, с серьезными намерениями, я, может, и жениться готов. А ты?! Провыбираешься, с кем старость…

  • какделадыбр

    26го февраля было 40 дней с папиной смерти. Поскольку у меня все переживания ушли в подсознание, то в этот день я огребла давление 150 и попытки…

  • (no subject)

    Вчера Джеррика опять тошнило с утра. В итоге брат меня разбудил, и я не жрамши-не пимши помчалась в ветеринарку - на капельницу. Четыре часа капали…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments

  • прекрасное из сети:)

    -- Что нос воротишь, гордости много? Я, может, с серьезными намерениями, я, может, и жениться готов. А ты?! Провыбираешься, с кем старость…

  • какделадыбр

    26го февраля было 40 дней с папиной смерти. Поскольку у меня все переживания ушли в подсознание, то в этот день я огребла давление 150 и попытки…

  • (no subject)

    Вчера Джеррика опять тошнило с утра. В итоге брат меня разбудил, и я не жрамши-не пимши помчалась в ветеринарку - на капельницу. Четыре часа капали…